Блядь, почему мы тогда не могли так улыбаться? Почему мы сейчас не можем?